» » История о самолёте, который случайно облетел весь мир: заключительная часть

 

История о самолёте, который случайно облетел весь мир: заключительная часть

27-06-2018, 07:35 » История о самолёте, который случайно облетел весь мир: заключительная часть

0 История о самолёте, который случайно облетел весь мир: заключительная часть




История о самолёте, который случайно облетел весь мир: заключительная часть

Примечание: если вы не читали первую и вторую части, тогда вам сюда и сюда, соответственно.

Британцы были странным народом, заключил Форд. С одной стороны, они приветствовали его экипаж в Тринкомали, немного потрёпанном уголке их империи, с распростёртыми объятиями. С другой стороны, они просто отказались верить, что гражданский самолёт может правильно идентифицировать подводную лодку.

И неважно, что California Clipper пролетел прямо над ней. И неважно, что она выстрелила в них. Если никто из британских пилотов никогда не видел подлодок, значит, они не существовали.

Если, однако, отбросить этот конкретный элемент империалистического упрямства, Форд должен был признать, что британцы были более чем любезны. Его экипаж накормили и расквартировали, а California Clipper заправили. Тем не менее, единственным человеком, которому не дали отдохнуть, был Форд. Британцы пригласили его на званый ужин. Они не сказали ему, кто принимал гостей. Они просто вежливо настаивали на том, что их командир был очень впечатлён достижениями Форда и его команды, поэтому он непременно должен прийти на ужин.

Британцы, думал Форд, пока он ждал в гостиной командорской резиденции, кажется, всё делают вежливо. Они, наверное, даже извиняются перед тем, как куда-то вторгнуться. Может быть, именно поэтому им многое сходило с рук.

Размышления Форда прервал Род Браун, одетый в самую чистую форму, которую он только смог найти. Форд решил, что если он и пойдёт на званый ужин, то только в компании с кем-то. Иногда ранг имел свои преимущества.

«Я думаю, хозяин идёт», – пробормотал Браун.

В действительности «хозяином» оказалась элегантно одетая женщина, которая появилась в комнате сразу же, как только Браун закончил говорить.

«Капитан Форд, – сказала она с улыбкой. – Я так рада, что Вы приняли наше предложение!»

Прежде чем Форд и Браун пытались подобрать слова, чтобы выдавить из себя больше, чем просто приветствие, хозяйка начала извиняться. Она представилась леди Кадекотт, женой губернатора Цейлона, сэра Эндрю Калкедота. Губернатор был впечатлён тем, что сделал California Clipper, поэтому очень хотел видеть его экипаж на званом ужине. К сожалению, он был вынужден уехать по делам. К облегчению Форда, хотя он и пытался скрыть это, званый ужин будет гораздо более скромным делом, чем изначально планировалось.

Однако у леди Калдекотт была одна просьба – губернатор был не единственным, кого пленила история перелёта California Clipper. Их сын подросток также был впечатлён произошедшим. И леди Калкедотт попросила Форда и Брауна поговорить с ним об этом в течение нескольких минут.

Форд был только рад. Вместе с Брауном он целый час болтал с мальчиком, рассказывая ему о приключениях экипажа California Clipper.

Канун Рождества 1941 года. Тринкомали. 21755 километров

При попытке взлететь двигатели самолёта начали слегка противиться. Роте морщился. Хорошая новость заключалась в том, что британцы смогли пополнить запасы 100-октанового топлива. Плохая новость состояла в том, что в баках по-прежнему находились остатки обычного 90-октанового топлива.

Поначалу всё шло по плану. Однако в скором времени снова появилось характерное хлопанье. Роте надеялся, что 100-октановое топливо нейтрализует плохие качества 90-октанового, но, похоже, им всё равно придётся прибегать к тщательной балансировке.

«Нам, вероятно, придётся смириться с этим, пока поток нового топлива не вычистит 90-октановое из системы», – сказал Роте Маку и Форду.

«Хорошо», – ответил Форд, направив самолёт в сторону Карачи.

Полчаса спустя они летели прямо по курсу, и хлопанье, казалось, исчезло. Форд, было, собрался покинуть кресло пилота, как вдруг огромный взрыв потряс самолёт, который сильно дёрнулся влево.

«Какого чёрта?!» – крикнул Джонни Мак, пытаясь взять ситуацию под контроль.

«Номер три потерял давление масла!» – сказал Роте. Мак бросился к пульту управления, чтобы выключить его.

«Пэрриш! – крикнул Форд, возвращаясь в кресло пилота, чтобы помочь Маку. – Поднимитесь к наблюдательному куполу и посмотрите, сможете ли вы понять, что произошло!»

Джон Пэрриш бросился в заднюю часть самолёта и поднялся по лестнице к наблюдательному куполу, при помощи которого Род Браун несколько ночей назад проводил астральные измерения. Потребовалось не так много времени, чтобы понять, что третий двигатель вышел из строя.

Поблагодарив свою счастливую звезду за то, что они были всего в получасе от Тринкомали, экипаж California Clipper развернул самолёт и полетел обратно на Цейлон.

Рождество на Цейлоне

Джек Пойндекстер смеялся вместе с другими членами экипажа, когда солдаты Королевских военно-воздушных сил Великобритании пели песни и поднимали тосты, вспоминая о друзьях и семьях, которые находились далеко от них. С помощью британцев экипажу California Clipper удалось отремонтировать сломанный двигатель почти за рекордное время. Они собирались вылетать утром, однако солдаты ВВС настояли на том, чтобы они отпраздновали с ними Рождество.

Однако по мере того как ночь становилась темнее, а песни грустнее, Джек не мог не признать, что он чувствовал себя хуже, чем большинство. Всё, о чём он думал – это его жена и дети, оставленные дома. В то время как у остальных членов экипажа было время подготовиться к длительному отсутствию дома (правда, не настолько длительному), у Пойндекстера такой роскоши не было. Здесь, на другой стороне света, у него были лишь две сменные рубашки и воспоминания о том, что он успел извиниться перед женой за то, что опоздает на ужин. Хуже того, секретность военного времени означала, что с тех пор он не мог с ней разговаривать. Руководство Pan American сообщило ей, что он был жив, однако она, как и семьи других членов экипажа, думала, что California Clipper застрял в ловушке в Окленде.

В ту ночь Пойндекстер поклялся, что во что бы то ни стало вернётся домой к своей любимой жене.

Карачи, Индия. День подарков 1941 года

Полёт в Карачи прошёл относительно гладко. «Относительно» здесь –ключевое слово. Перед Австралией мысль о девятичасовом полёте над сушей вызывала страх у экипажа, однако к тому времени, когда им предстояло совершить то же самое в Индии, для них это стало почти рутиной.

Приземление в Карачи прошло гладко, и члены экипажа отправились на отдых. На следующий день они сообщили, что готовы к полёту, однако вскоре стало ясно, что California Clipper был иного мнения.

«Мы с Пэрришем проверили двигатели, – сказал Роте Форду. – Мы обнаружили некоторые неполадки. Их нужно устранить».

Капитан посмотрел на свою команду. California Clipper предстояло проделать ужасно долгий путь. Самолёт нуждался в отдыхе и ремонте так же, как и они. И сегодня он получит его, решил Форд.

«Мы вылетаем завтра».

Бахрейн. 17746 километров

«100-октановое снова закончилось».

Эти слова Роте не особо удивили Форда. Перелёт в Бахрейн был простым, однако по прибытии сразу стало ясно, что британский аэродром в Бахрейне не был так хорошо укомплектован, как в Индии.

Было много запасов 90-октанового, однако после того как самолёт едва не потерял двигатель из-за неподходящего топлива в Тринкомали, Роте, старший механик, дал понять, что он не хочет повторять этот опыт.

«Ну, либо так, – сказал Форд, – либо мы застрянем здесь на время».

Роте вздохнул. «Да. Я знаю. Что ж, попробуем снова. Думаю, мы сможем».

На следующее утро California Clipper снова поднялся в воздух. Но на этот раз на смеси 100- и 90-октанового топлива.

Канун Нового года 1941. Хартум. 15525 километров

Джон Стирс стоял перед лодкой, когда они тщательно исследовали этот конкретный участок реки Нил. Они приземлились здесь, на объекте Королевских ВВС Великобритании, днём ранее. И британцы снова помогли им. Они обеспечили California Clipper 100-октановым топливом, в котором самолёт так отчаянно нуждался, а также подтвердили, что у них есть карты, при помощи которых можно было бы проложить маршрут до Леопольдвиля. Род Браун был в восторге.

Добраться до Леопольдвиля означало, по меньшей мере, вернуться на территорию компании. Теперь они точно знали, что база Pan Am в Конго, о которой рассказывали Форду, существует, но она была маленькой и новой – её создали в начале войны. Тем не менее, это была территория компании, а значит, топливо было гарантировано, наряду с картами маршрутов.

Чтобы добраться туда, нужно было вылететь из Хартума, а это было легче сказать, нежели сделать. Приземление было относительно лёгким. Однако Леопольдвиль находился в 2897 километрах от Хартума, а запасы топлива были незначительными. Форд и его экипаж также понимали, что для того чтобы осуществить взлёт с реки Нил, на которую они приземлились, нужно было найти достаточно длинный участок. Вместе с двумя солдатами ВВС Великобритании Стирс отправился на лодке для выполнения этого задания.

К обеду Стирс сообщил о том, что нашёл канал длиной около 5 километров, который был свободен от всевозможных препятствий. Он вернулся, чтобы сообщить Форду хорошую новость.

На следующее утро, в новогодний день 1942 года, California Clipper мчался по Нилу с полными баками топлива. Спустя некоторое время гидросамолёт успешно оторвался от воды.


История о самолёте, который случайно облетел весь мир: заключительная часть

Взлёт Boeing 314 (самого первого, по сути)

Как только они начали набирать высоту, в кабину начал пробиваться громкий стук.

«Что за чёрт?! – закричал Форд. – Роте! Что происходит?!»

«Я не знаю, капитан! – ответил инженер. – Все датчики – в норме».

Джона Пэрриша снова отправили к наблюдательному куполу. В скором времени он вернулся с отчётом.

«Номер один потерял кормовую часть выхлопной трубы, – пояснил он. – Выхлопной шлейф тянется прямо над поверхностью крыла».

Форд разразился проклятиями. «Роте, мы можем продолжать лететь?»

Роте пожал плечами. «Думаю, да. Датчики – в норме. Мы не теряем мощности».

«Однако это увеличивает шансы возгорания, – добавил он, подумав минуту. – Если нам повезёт, это не повлияет на производительность двигателя. Просто будет чертовски шумно».

Форд начал перебирать в своей голове разные варианты. У них не осталось запчастей. В Хартуме их не было. Это означало, что был только один выбор.

«Пусть один человек отправляется в наблюдательный купол и постоянно следит за двигателем. Мы продолжаем путь».

Леопольдвиль. 12606 километров

«Капитан, – сказал Роте, немного поразмыслив, – я не уверен, что он полетит».

Они приземлились на развивающейся базе Pan Am в Леопольдвиле накануне. Посадка на реку Конго прошла хорошо. Они также смогли заправиться 100-октановым топливом.

Однако проблема заключалась в расстоянии, которое California Clipper должен был преодолеть, чтобы завершить следующий этап своего полёта. Натал (Бразилия) был ближайшим пунктом для посадки на другой стороне Атлантического океана, но он находился на расстоянии 5600 километров. Максимальная дальность полёта Boeing 314 составляла 5794 километра, однако нужно было учитывать такие факторы, как ветер, погодные условия и навигацию.

И в этом заключалась проблема. Одним из способов уменьшить риск падения в воду было, конечно же, погрузить топливо на самолёт. Но это также было рискованным – смогут ли они вообще подняться в воздух?

«На борт можно погрузить до 19305 литров топлива, – пояснил Роте. – Но это увеличит общий вес на 900 килограмм».

«Если бы мы взлетали в условиях холодного климата и низких температур, то я бы сказал, что это вовсе не было бы проблемой, – продолжал механик. – Но эта проклятая жара негативно влияет на высоту по плотности. Нам понадобится невероятно длинный взлётный канал, чтобы подняться в воздух».

Форд задумался над этим.

«Что будем делать?»

Роте пожал плечами. «Честно говоря, я не знаю, капитан».

Форд, подумав, принял решение.

«Наполняем баки до краёв. Мы будем выбираться из этой дыры, как только вы закончите».

Взлёт

Когда они приземлились накануне, и Форд, и Мак отметили сильное течение в реке Конго. Они решили попробовать использовать это условие в своих интересах. California Clipper поднялся вверх по течению, и экипаж приготовился к взлёту. Сейчас или никогда.

Двигатели летающей лодки заревели, она помчалась вниз по Конго при 38 градусах жары. Впереди виднелись ущелья Конго – сеть порогов, водопадов и каньонов в конце реки.

В руководстве по эксплуатации Boeing 314 говорилось, что абсолютный максимум времени, которое он мог потратить на взлёт на полной мощности, составлял 90 секунд. Форд, Мак и Роте начали мысленно считать про себя.

20… 30… 40… California Clipper мчался по Конго, однако отказывался отрываться от воды. Он тарахтел и выл, пороги приближались, а стрелки на манометрах приближались к красной отметке. Перегруженный гидросамолёт по-прежнему отказывался взлетать.

50… 60…70… Взгляды всех, кто находился в тот момент в кабине экипажа, были зафиксированы на ущельях впереди. Они находились примерно в 1400 метрах. Скорость полёта, судя по индикатору, увеличилась на 70 узлов, и Форд начал раскачивать летающую лодку, отчаянно пытаясь оторваться от реки, как он сделал это в Хартуме.

«Девяносто одна секунда!» – внезапно закричал Роте. Его глаза уставились на датчики системы управления двигателем. Стрелки достигли красной отметки.

«Держите дроссели открытыми!» – сказал Форд.

«Мы достигли красной отметки! – ответил Роте, в то время как самолёт начал яростно содрогаться, словно воя от боли. – Мы можем взорваться в любой момент!»

Форд ничего не ответил. Он сделал последнюю, отчаянную попытку, и California Clipper, наконец, оторвался от воды на несколько сантиметров. Он летел прямо над краем ущелья. Без экранного эффекта, который позволил бы самолёту оторваться от поверхности, он немедленно погрузился в каменистое ущелье. Сейчас он мчался всего в паре метров над водой сквозь узкие скалистые стены долины Конго.

Стрелки по-прежнему оставались на красной отметке. California Clipper ревел в агонии. 100… 110… 120… 130… Каждая секунда на полной мощности позволяла на пару сантиметров набирать высоту, однако это также означало, что они становились на шаг ближе к критическому провалу.

«Скорость подъёма – 3 метра в минуту!» – кричал Мак, уставившись на панель приборов.

«Мак, посмотри вперёд», – сказал Форд.

Каньон, по которому они летели, собирался сделать неожиданный поворот.

«Капитан! – крикнул Мак. – У нас может всё получиться!»

Форд кивнул и начал ждать момента, когда ему нужно будет приступить к выполнению постепенного поворота. Затем, к своему ужасу, он обнаружил, что элементы управления не реагировали.

«Какого чёрта?! – взревел он, когда увидел, что самолёт приближается к стене каньона. – Роте?»

Механик внезапно осознал, что происходит.

«Всё дело в лишнем топливе в крыльевых баках! – закричал Роте в ответ. – Оно заставляет крылья сгибаться. Должно быть, это влияет на элероны».

Недолго думая, Форд бросился к педалям руля поворота. Позже он сказал, что это был чистый инстинкт. Как бы там ни было, но это сработало и спасло как самолёт, так и экипаж.

140… 150… 160… 170… Каждая секунда казалась экипажу California Clipper вечностью. Самолёт выл и вздрагивал. Каждый поворот каньона вынуждал Форда и Мака пользоваться воздушным эквивалентом ручника и жать на педали, чтобы избежать катастрофы.

Затем, наконец, когда гидросамолёт был полон решимости сделать последний шаг ради свободы, он вырвался из каньона и медленно поднялся в небо.

«Отключай!» – завопил Форд.

Роте бросился к панели управления двигателем, вернув самолёт к нормальному режиму. Он посмотрел на часы. Они более трёх минут (вместо положенных 90 секунд) находились на полной мощности. Роте не удержался. Он наклонился и погладил панель приборов.

«Хорошая работа, мальчик, – прошептал он. – Ты справился».

В кабине пилотов Боб Форд и Джонни Мак в последний раз развернули California Clipper на запад. Если они переживут этот последний отрезок пути, то до дома останется рукой подать. Если…

«Давайте больше не будем этого делать», – произнёс Мак, вытирая капли пота со своего лица.

«Согласен».

Натал (Бразилия). 7004 километра

Джим Хендриксен и Джон Стирс управляли самолётом, когда они, наконец, увидели побережье Бразилии. Было девять часов утра. Они пробыли в воздухе 20 часов.

«Земля! – закричал Стирс. – Похоже, это какой-то остров!»

Другие члены экипажа принесли карты, которые они взяли в Леопольдвиле.

«Бинго! Это острова Фернанду-ди-Норонья!» – сказал Стирс.

Браун взял у него карту и начал измерять расстояние до Натала.

«Ещё 322 километра, и мы будем на месте».

Роте откинулся на спинку кресла, скрестил руки за головой и улыбнулся. «Согласно моей топливной кривой, мы должны приземлиться на воды Натала чуть менее чем через два часа».

Три часа спустя California Clipper совершил посадку в Натале. Он пробыл в воздухе 23 часа 35 минут. Это был новый мировой рекорд для Boeing 314.

Когда экипаж высадился в Натале, руководитель станции Pan American, угостил мужчин пивом. Боб Форд выпил его залпом.

«Это лучшее пиво, которое я когда-либо пробовал в своей жизни», – отметил он с удовлетворением.

Джонни Мак рассмеялся и сделал то же самое.

Путь домой

После Натала последние два отрезка пути самолёт преодолел быстро. Экипаж теперь находился на территории Pan Am, вдали от хаоса войны.

Они заправили California Clipper топливом, которое ему не подходило, заставили его двигатели работать на полной мощности более 90 секунд и пролетели на нём рекордное расстояние без технического обслуживания. Но он не подвёл их. Он оказался стреляным воробьём, и они не могли не гордиться им.

Когда они, наконец, приблизились к восточному побережью США, Форд посмотрел на Мака, Роте, Пойндекстера, Брауна и остальных членов экипажа и осознал, что они все вместе сделали. Он видел по их лицам, что больше всего они хотели вернуться домой к своим семьям.

Преодолев путь из Сан-Франциско в Окленд, а затем из Окленда в Нью-Йорк, California Clipper стал первым коммерческим самолётом, совершившим кругосветное путешествие.

Поскольку Америка на тот момент воевала, Форд понимал, что о том, что они сделали, мало кто узнает. California Clipper был теперь ценным военным активом, его местоположение и действия хранились в строжайшем секрете.

Однако его команда знала о произошедшем, и этого было достаточно.

«Капитан, приближаемся к Нью-Йорку, – сказал Джонни Мак, сидевший рядом с Фордом. – Пришло время поздороваться, как думаете?»

Канал был открыт, и Форд начал говорить.

БАШНЯ ЛА ГУАРДИЯ. БАШНЯ ЛА ГУАРДИЯ. ПРИЁМ.

После этого капитан Роберт Форд впервые за всё время полёта потерял дар речи.

«Капитан?» – произнёс Джонни Мак тихо.

Форд улыбнулся.

БАШНЯ ЛА ГУАРДИЯ. БАШНЯ ЛА ГУАРДИЯ. НА СВЯЗИ – PAN AMERICAN CLIPPER NC18602. ЧЕРЕЗ СЕМЬ МИНУТ МЫ ПРИБЫВАЕМ ИЗ ОКЛЕНДА, НОВАЯ ЗЕЛАНДИЯ, В МОРСКОЙ ТЕРМИНАЛ PAN AMERICAN ЛА ГУАРДИЯ. ПРИЁМ.

И в этот момент где-то вдалеке чашка с кофе упала на пол, разлетевшись на осколки.

Заключение

Как бы ни было трудно поверить в эту историю, но она является сущей правдой.

Форд был прав, когда подумал, что невероятное достижение его команды в значительной степени останется без внимания. В мирное время о нём бы трубили все газеты, однако Америка была только что втянута в войну, и она сосредотачивала внимание на военных, а не гражданских героях.

Компания Pan American решила увековечить их подвиг, переименовав California Clipper в Pacific Clipper (Pacific в переводе с англ. – «Тихий океан»), но даже это длилось недолго. Самолёт был списан в 1946 году, когда золотой век гидросамолётов подошёл к концу. Форд и члены его экипажа прожили гораздо дольше, однако они редко говорили о том, что сделали.

Ныне история кругосветного путешествия California Clipper почти полностью забыта. Тем не менее, California Clipper и его экипаж совершили нечто немыслимое и уникальное в истории авиации. И они заслуживают того, чтобы о них помнили.



Также читайте: 



Категория: Статьи

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.