» » Ищенко: Можно ли исправить общество потребления | Польские планы и «Президент Света» | Встреча Лукашенко и Путина, позиция США в деле Навального, пленки Деркача

 

Ищенко: Можно ли исправить общество потребления | Польские планы и «Президент Света» | Встреча Лукашенко и Путина, позиция США в деле Навального, пленки Деркача

19-09-2020, 14:35 » Ищенко: Можно ли исправить общество потребления | Польские планы и «Президент Света» | Встреча Лукашенко и Путина, позиция США в деле Навального, пленки Деркача

0 Ищенко: Можно ли исправить общество потребления | Польские планы и «Президент Света» | Встреча Лукашенко и Путина, позиция США в деле Навального, пленки Деркача


Можно ли исправить общество потребления



Ростислав Ищенко рассказал о политических перспективах Дмитрия Разумкова



Встреча Лукашенко и Путина, позиция США в деле Навального, пленки Деркача



Ищенко: Можно ли исправить общество потребления | Польские планы и «Президент Света» | Встреча Лукашенко и Путина, позиция США в деле Навального, пленки Деркача



Польские планы и «Президент Света»


С позиции здравого смысла польско-прибалтийские действия на белорусском направлении должны быть признаны неадекватными

Ещё до начала белорусского майдана я неоднократно утверждал, что он может победить только в формате блицкрига, на длительное противостояние у его организаторов не было ресурсов. К тому же Лукашенко надо было свергать до того, как он сообразит, что происходит и бросится в объятия России.

На всё про всё времени было 5-7, максимум до 10 дней.

Это настолько очевидно, что уже две недели, как дошло даже до Лукашенко, который в последнее время с удовольствием повторяет едва ли не в каждом своём выступлении, что блицкриг против него провалился. Конечно, провалился, известна даже конкретная дата его провала.

Майданный блицкриг в Белоруссии провалился 16 августа 2020 года, когда Путин в ходе телефонного разговора с Лукашенко пообещал ему помощь и поддержку. С этого момента белорусская власть начала быстро выходить из комы, в которую впала на четвёртый день протестов, обнаружив, что они коренным образом отличаются от ожидавшегося формата и что белорусские СМИ и силовики не совсем готовы к адекватной реакции на предложенное им майданное ноу-хау.

С этого момента постоянно хотя бы на шаг опережавший реакцию власти майдан потерял преимущество темпа, а затем окончательно уступил инициативу официальному Минску.

Уверен, что поляки, выступавшие генеральными подрядчиками белорусского майдана, разрабатывавшие и планировавшие блицкриг именно потому, что прекрасно знали ограниченность своих ресурсных возможностей, сразу поняли, что произошло.

В момент, когда Россия активно вмешалась в белорусские события, судьба минского майдана была решена. Последние попытки додавить Лукашенко на выдохе за счёт тотальной мобилизации всех майданных сил, предпринятые 17-23 августа, показали, что белорусский майдан не только утратил инициативу, но и во многом лишился мобилизационного потенциала. Численность митингов стала резко падать, забастовки не состоялись, изменники в рядах чиновников, не успевшие «перейти на сторону народа», сделали вид, что ни о чём таком и не думали.

После недельных конвульсий (17-23 августа), которые ещё можно было оправдать надеждой организаторов майдана на чудо (на счастливый случай), которое даст им в руки уже утраченную победу, стало окончательно ясно: лучшее, что могут сделать организаторы майдана, — вывести свои силы из боя с минимальными потерями, чтобы сохранить максимальный потенциал для создания новых резервов и подготовки следующего наступления.

Надо было убирать с улиц активистов, не светить незасвеченные кадры, вывозить за границу лидеров майдана и засвеченных боевиков, незасвеченные могли залечь на дно в Белоруссии.

При таком подходе сохранялся максимальный кадровый потенциал для организации новых выступлений. Однако польские кураторы пошли другим путём. Они попытались максимально интенсифицировать акции протеста и оставить в Белоруссии на передовой максимальное количество лидеров майдана, включая Марию Колесникову — единственную из дамской троицы, обладавшую реальными организаторскими способностями и определённой харизмой, способной сплачивать и вести за собой майданные массы.

Беглецов в Польше и Литве принимали, но саму идею бегства не приветствовали.

В результате лучшие, самые способные и идейные кадры белорусского майдана, включая ту же Колесникову, оказались в тюрьмах, само движение полностью дезорганизовано, на Западе же обретаются какие-то фрики, вроде Светланы Тихановской, не способной внятно изложить даже одну мысль (не говоря уже о двух последовательных), которую поляки и прибалты пытаются сделать признанным на Западе «президентом Белоруссии в изгнании».

Удалось уцелеть только кадрам «евроинтеграторов» в белорусской власти. И то только потому, что Лукашенко не произвёл чистку государственного аппарата.

Однако ни мы, ни поляки не знаем, он её не произвёл пока или не собирается производить вообще. То есть получается, что если потенциал для повторного майдана сохраняется, то это скорее недоработка белорусской власти, чем результат разумного своевременного отступления его организаторов.

Более того, вопреки мнению своих старших товарищей по ЕС и действиям вашингтонской администрации (которые, умеренно покритиковав Лукашенко, воздержались от серьёзного давления на него, чтобы «не толкнуть в объятия России») поляки и прибалты сознательно закрывают Лукашенко путь на Запад.

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что Александр Григорьевич сразу же после стабилизации своего режима постарается вернуться к любимой «многовекторной» политике. Для этого ему надо немного — чтобы на Западе были открыты двери для переговоров с ним.

Старая Европа и США двери не закрыли, но поляки и прибалты сделали всё, чтобы дезавуировать осторожную европейскую политику в отношении Лукашенко, сделав её радикально антилукашенковской, блокируя таким образом Бацьке пространство для внешнеполитического манёвра.

Вместо того чтобы сделать вид, что случайно поддались эмоциям, неверно оценили обстановку, погорячились, но готовы исправиться, поляки и прибалты продолжают только бессмысленно подставлять майданные кадры в Белоруссии под репрессии, выводя их тем самым из политического оборота как раз в тот момент, когда они в условиях политической реформы могли бы попытаться официально войти в политику, стать системными силами, представленными в законодательном органе, а возможно, и в исполнительной власти.

Более того, они отказываются признавать Лукашенко легитимным президентом (закрывая возможность переговоров с ним), признают «представителем белорусского народа» Светлану Тихановскую, не только проигравшую выборы, но ещё и элементарно не способную играть роль президента в изгнании, сплачивать политическую эмиграцию, устанавливать связи с антилукашенковским подпольем, готовить новые выступления.

Максимум, на что она способна, — аккаунт «Президент Света» в «Инстаграме». Этот ход вряд ли сможет потрясти воображение даже значительного количества инстаграм-зависимых интернет-хомячков из революционной прослойки офисного планктона, о том же, чтобы как-то воодушевить, несомненно, потрясённые поражением майданные массы, и речи нет.

Складывается впечатление, что полякам была нужна на месте «избранного президента в изгнании» ещё более бессмысленная кукла, чем тот клоун, которого украинские олигархи сделали президентом в Киеве.

Если бы Тихановская пробилась на президентский пост в Белоруссии, сомнения в её полезности не возникли бы. Слабый, ни к чему не способный и ничего не понимающий президент, в руках которого сосредоточена абсолютная власть, оказался бы лучшим из возможных приобретений иностранных кукловодов протеста. Но Тихановская ездит по Европе и, сколько ей Нобелевских и Сахаровских премий ни давай, никак не влияет на ситуацию в Белоруссии.

Так зачем же поляки наглухо закрыли себе возможность восстановления отношений с Лукашенко и сделали ставку на Тихановскую?

Думаю, в Польше хорошо поняли то, что до конца пока не осознал даже президент Белоруссии. Отказ Лукашенко от переговоров с майданом, репрессии против активистов и публичное принятие им российской помощи резко укрепили позиции Москвы в Белоруссии.

Поляки явно уверены в том, что Россия из Белоруссии уже не уйдёт, возвращения к «многовекторности» не допустит. Не уверен, что они в данном случае не переоценили потенциал Москвы, но, в конце концов, они с белорусскими кадрами работали двадцать лет, им виднее, насколько быстро может произойти «русификация» «европейцев» в белорусской власти.

Тем более что в последнее время Россия действительно начинает на международной арене проводить более наступательную политику.

В общем, чем бороться за Лукашенко, в Варшаве решили его списать. Пусть он проводит реформу, начинает интеграцию с Россией. Путь этот не близкий. У Польши же в руках будет «президент в изгнании», «не признающая никакие акты, подписанные Лукашенко» и готовая, придя к власти, их дезавуировать.

Я бы на месте поляков всё же попытался ещё поработать с Лукашенко, но не могу сказать, что сделанный ими выбор в пользу Тихановской такой бессмысленный, каким кажется с первого взгляда.

В Европе и США идёт борьба между леволиберальными глобалистами и правоконсервативными патриотами. Борьба не на жизнь, а на смерть. В Америке она уже практически пересекла грань гражданской войны, окончательный старт конфликта анонсирован сторонами на день выборов президента США.

Европа подошла близко к этой грани. При этом правоконсервативные правительства большинства стран Восточной Европы (не считая Венгрии и Словакии) ориентированы на противоестественный союз с леволиберальными силами в Западной Европе и США. В то время как России комфортнее общаться с европейскими и американскими правоконсервативными традиционалистами.

Поляки и прибалты рассчитывают на победу в США шайки леволиберальных демократов Байдена-Сандерса. Это должно усилить американское вмешательство в европейские дела и обеспечить мощную поддержку европейских леволиберальных глобалистов, которые готовы применить силовые методы удержания власти, но опасаются идти на это в одиночку, без согласования с Вашингтоном.

Если леволиберальным глобалистам удастся взять реванш за поражения 2015-2019 годов в Европе и США, то нетрудно прогнозировать рост напряжённости в отношениях Запада и России. Первые весточки в виде «дела Навального» и польских обвинений в адрес смоленских авиадиспетчеров прилетают уже.

Но они могут показаться цветочками по сравнению с тем, что может нас ждать в случае реванша на Западе леволиберальных глобалистов.

В случае развития событий по данному конфронтационному сценарию Тихановская может очень даже пригодиться. Это сейчас она «президент», признанный только прибалтами и поляками, которые ничего не могут сделать не только России, но даже Белоруссии.

Если же Запад пойдёт по пути конфронтации с Россией, объединив на этом пути США и ЕС, то Тихановскую признают все. С ней будут заключать соглашения (как с Белорусским государством), её поддержат в непризнании любых актов Лукашенко. Россию обвинят в оккупации Белоруссии и насаждении в Минске марионеточного режима и вернутся к вопросу о санкциях.

Попытка нового объединения Запада на антироссийской основе может быть сделана для преодоления внутренних гражданских противоречий в США и ЕС. Если леволибералы победят в Америке и Старой Европе, они просто обвинят своих политических противников в «работе на Россию» и «измене родине», запустив новое издание маккартизма, поскольку без репрессий не имеют шансов надолго удержать власть.

Для этого Россия должна быть особо страшным врагом. «Оккупация» Белоруссии, «угроза вторжения» в Польшу, Прибалтику и на Украину, «нарушения конвенции ОЗХО», «диверсия» против Качиньского в Смоленске и прочий бред, уже озвучиваемый частью западных элит, равно, как и тот, который ещё озвучат, как раз и призван сделать из России такого монстра.

В этом отношении ставка на Тихановскую оказывается для поляков действительно выгоднее ставки на Лукашенко. С Бацькой можно надеяться только на сохранение определённого западного влияния в Белоруссии, торможение интеграционных процессов с Россией, да на подготовку нового майдана, который ещё не факт, что победит.

Опираясь же на Тихановскую, информационную и санкционную войну можно сразу переносить на российскую территорию, Белоруссия в принципе теряет какое бы то ни было стратегическое значение, наоборот, чем больше российских ресурсов окажется связанных помощью Минску, тем лучше для Запада.

Конечно, успех операции «Президент Света» возможен в очень строгих условиях и полностью зависит от безоговорочной победы леволиберальных глобалистов в США и Западной Европе. Но дело в том, что если леволибералы не достигнут реванша и власть будет и дальше постепенно перетекать к правым консерваторам, то ставка на Лукашенко оказывается столь же бессмысленной, как и ставка на Тихановскую.

Тогда Старая Европа всё равно придёт к согласию с Россией, а восточноевропейцам останется только принять к сведению новую политическую реальность.
Фактически Польша как проигравшийся игрок делает ставку на «зеро», чтобы попытаться отыграть сразу всё. Любой иной вариант, кроме моментального выигрыша, ведёт их к проигрышу.

Так что ставка на «Президента Свету» авантюрна, но не бессмысленна. Да и результата ждать недолго.

В ноябре в США президентские выборы. В худшем случае в марте 2021 года ситуация прояснится — либо какая-то одна из противостоящих там группировок одержит тотальную победу, либо они сорвут США в гражданскую войну. Польшу устраивает лишь один вариант — безоговорочная победа Байдена. «Президента Свету» — тоже.

Также читайте: 



Категория: Новости, Политика

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.